Вс. Сен 27th, 2020

Russia-made

Инновации, открытия, высокие технологии, новые производства — всё, что сделано в нашей стране!

Русский предприниматель построил в провинциальном городке завод и сделал его известным на весь мир

1 min read

Зачем бизнесмен из Заречного занялся делом, которое не может принести больших денег, и как вышел на международный рынок.

Евгений Максимов после института занимался бизнесом «купи-продай» в компании старшего брата Вячеслава. Но чувствовал в этом что-то паразитическое. Решил не торговать чужим, а создавать свое, и не в Москве, а в родном Заречном. Сейчас компания «УралАктив» продает продукцию промышленным холдингам, оборонным заводам, за границу. Хотят стать крупнейшим в стране переработчиком листового полипропилена. Делают из него все: от пластиковых 14-метровых башен газоочистки и баков для кислоты до инкубаторов и церковных купелей. Каждые три месяца выпускают новый товар.

«Когда съездил в Германию, мир перевернулся»

В бизнес Максимов-младший пришел благодаря брату. В начале 2000-х тот открыл фирму. Вся контора – стол и два стула. Занимались всем, обивали пороги отдела снабжения «Уралэлектромеди». Искали и привозили, что попросят. Постепенно начали заниматься промышленными вентиляторами, пылеулавливателями.

Из пластика можно сделать любую деталь. Главное подобрать материал: морозо– или термостойкий, электропроводящий или с защитой от ультрафиолета.

В 2008 году отучился по президентской программе подготовки управленческих кадров. Изучал маркетинг и менеджмент. На международную стажировку поехал в Германию. Там решил возить немецкое оборудование в Россию. Потом устроил себе вторую стажировку – искал поставщиков. На одном предприятии увидел промышленный вентилятор из пластика. Оказалось, для химических цехов лучшее решение. Стальные детали в такой агрессивной среде живут месяц, полипропиленовые – 50 лет.

– Мир перевернулся. Всегда думал, пластик – это игрушки, кухонная утварь, садовая мебель. Оказалось, из него делают огромные промышленные детали, – вспоминает Евгений. – Стали дилерами завода – единственными, кто возил такую продукцию в Россию. Конкурентов не было. Наши пытались делать вентиляторы из полимеров – но без слез на это нельзя было смотреть. Немцы давали год гарантии, срок эксплуатации – минимум 10 лет.

Предприниматель построил в провинциальном городке завод и сделал его известным на весь мир

Новое оборудование придумывают и выпускают каждые три месяца.

«Повезло: рухнул рубль, ввели санкции»

Все четыре года, что возил немецкое оборудование, Евгений изучал технологию. Покупал книги, читал по вечерам, пытался разобраться. Изучал, с какими веществами может работать пластик, какую температуру и концентрацию кислот выдерживать. Убеждался – такие детали можно делать самому. Все чаще приходила мысль открыть свое производство, все больше нравилась эта идея.

Подходящий момент наступил в 2015 году. Рубль рухнул, покупать товар за границей стало невыгодно. Максимовы купили сварочные аппараты и станки с ЧПУ, арендовали цех, набрали людей. Делали промышленные вентиляторы, системы газоочистки (скрубберы). Думали, как расширить ассортимент – из пластика можно сварить много стандартного промоборудования. Начали сами разрабатывать оборудование. Наняли конструктора, потом еще одного. Появился конструкторский отдел.

Дело пошло. Взяли в аренду второе, третье помещение. Спустя год купили в кредит гектар земли в Заречном с заброшенным зданием. Последние 15 лет цех не работал, территория превратилась в стихийную свалку. Когда начали обустраивать построенное в 1940-х здание, поняли: оно готово рухнуть.Стены держались на штукатурке, из них сыпался песок. Пришлось построить металлический каркас внутри, снести стены и выстроить заново.

– Сразу решили – производство будет в Заречном. Во-первых, земля здесь дешевле, найти сотрудников проще, – рассказывает Максимов-младший. – Во-вторых, с братом полушутя называем город «местом нашей силы». Здесь мы родились и выросли. Город маленький, мы знаем многих, многие знают нас. Все ближе друг к другу, чем в большом городе. Здание строили как для себя. Чтобы самим не стыдно было здесь работать, сделать такой же ремонт дома.

«Приехал в цех, где вылилось 25 тонн кислоты»

Бизнес шел. Помогли санкции и программа импортозамещения. Теперь заводы сами искали поставщиков. Часто Максимовых спрашивали: могут они сделать такую деталь? А вот такую? И еще эту?

Максимовы могли. Список продукции рос. Сегодня в нем больше 150 названий: химические реакторы, воздуховоды, вентиляторы, гальванические ванны, баки для кислоты. Для каждого свой пластик. Морозо– или термостойкий, электропроводящий, с защитой от ультрафиолета. Простой российский полипропилен из Тольятти или немецкий ПВДФ за 35 евро/килограмм.

– Экономить на материалах, халтурить – нельзя. Был на предприятии, где лопнул кустарный пластиковый бак.

По цеху разлилось 25 тонн кислоты. Сумасшедшие убытки, штрафы, экологическая катастрофа, люди в тюрьме, – говорит Евгений. – Еще пример. Если воздуховод сварить негерметично, закапает конденсат. Если на руку попадет плавиковая кислота, руку придется отрезать. Иначе заражение крови и смерть.

Заводы – главные заказчики. Химические, гальванические, цветной металлургии, золотодобывающие. Продукция «УралАктива» Максимовых стоит на предприятиях УГМК, ВСМПО-Ависма, оборонных заводах. Большинство заказов – из Москвы, Казани, Челябинска.

Максимовы постоянно разрабатывают новое оборудование: крышные вентиляторы, волокнистые гальванические фильтры, вентиляторы высокого давления. Даже типовые проекты, которые освоили давно, очень часто приходится менять. Если нужна система газоочистки, надо каждый раз заново учитывать, с какими газами предстоит работать, какой концентрации и температуры.

Из последних заказов – мокрый скруббер для французской компании, которая строит завод в России. Это будет один из самых крупных проектов «УралАктива» – башня из пластика 14 метров высотой. Внутри концентрированная серная кислота, чтобы нейтрализовать опасный аммиак – побочный продукт химического производства.

На военном заводе в Туле своя специфика. В цехе не было места для новой системы газоочистки, ее пришлось ставить на улице. Для этого меняли типовой проект, использовали морозостойкий пластик, усиливали детали.

Промышленные заказы крупные, дорогие. Но есть минус.

– Многие платят через два-три месяца. От Каменск-Уральского металлургического, Уралвагонзавода деньги можно ждать год. Рекорд у омского предприятия УВЗ. Деньги перевели через два года, – рассказывает Максимов. – Некоторые вовсе не отдают. У компании из группы «Мечел» долг забирали через суд – посудой, сковородками, подставками для часов, воротами каслинского литья за полмиллиона рублей. Цены сильно завысили.

«С „Прорывом года“ помогли нацпроекты»

В 2015 году на «УралАктив» вышли китайцы. Заказали системы газоочистки, вентиляторы, воздуховоды для нового горно-обогатительного комбината. Заказ делали полтора года. В 2017 году братьев Максимовых наградили «за успешный выход на внешний рынок». Братья получили премию «Лучший экспортер Свердловской области среди малого и среднего бизнеса» в номинации «Прорыв года».

Предприниматель построил в провинциальном городке завод и сделал его известным на весь мир

Главные заказчики «УралАктива» – крупные заводы.

Каждый месяц отправляют заказы за границу: в Грузию, Белоруссию, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан, Киргизию, Узбекистан. Идут запросы из Таиланда, Эмиратов, Китая, Новой Зеландии. Появляются иностранные дилеры. Один предложил открыть филиал в Белоруссии, с другим можно «зайти» в Китай.

Сильно помогли нацпроекты: «Международная кооперация и экспорт», «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». В Центре поддержки экспорта при областном фонде поддержки предпринимательства помогли составить каталог продукции на английском, пригласили на профильную выставку. Съездили не зря – за месяц заключили контракт с казахами, хотя обычно от запроса до сделки проходит год-два.

«Каждые три месяца будем „заходить“ в новую страну»

После этого Евгений был на нескольких международных выставках в России, Германии, Арабских Эмиратах. С бизнес-миссией Центра поддержки экспорта ездил в Турцию, Азербайджан, Киргизию, Узбекистан, недавно вернулся из Вьетнама. Там нашел нового заказчика – французская компания строит завод микросхем и ищет, кто сделает систему газоочистки.

Максимовы запустили сайт компании на английском, дали рекламу в интернете. «УралАктив» появился на портале Alibaba – оптовом варианте «AliExpress» для предпринимателей.

Предприниматель построил в провинциальном городке завод и сделал его известным на весь мир

Выйти на экспорт Максимовым помогли национальные проекты.

– Если бы не господдержка, сами бы не решились. Без нее площадка на Alibaba стоила бы нам 250 тысяч рублей в год, – признается Евгений. – Есть другие инструменты – для тех, кто только думает выйти на экспорт, кто уже работает с зарубежьем. Дают субсидии, помогают найти партнера, оформить патент. Нам Центр помог с сертификатом промышленной безопасности. Это первое, на что смотрят заказчики промоборудования. Сегодня продаем за границу 10% продукции. Столько же экспорт приносит дохода. Через 3-5 лет иностранные клиенты будут давать 25% прибыли. В 2020 году запустим особые проекты. Не скажу какие, но уверен: они «выстрелят». Если все получится, каждые три месяца будем «заходить» в новую страну.

«Не хочу быть бизнесменом-паразитом»

Сегодня братья Максимовы выпускают продукции в разы больше, чем немецкая фирма, с которой все началось. Научились делать мебель для химических и медицинских лабораторий, бассейны и декоративные пруды, садовые септики и погреба, упаковку для молока и майонеза, бассейны для разведения и перевозки рыбы и раков. Выпускали пластиковые инкубаторы, купели для церкви.Фермерскому хозяйству отлили бокс, где из навоза добывали метан для отопления коровника. Сделали проект контейнера с инертным газом для охлаждения майнинговых ферм. Новый товар выпускают каждые три месяца. Стараются делать то, чего никто не делал.

– Выпускать то же, что другие, неинтересно. Торговать чем-то, что придумал и сделал другой, – тем более. Не люблю бизнес «купи-продай». В нем что-то паразитическое. Мне можно это говорить – сам так начинал. Уже тогда чувствовал внутренний конфликт, понимал – делаю не то. Потом разобрался – хочу создавать что-то свое. Это трудно. Даже управлять людьми на производстве намного сложнее, чем в офисе. Здесь не заработать больших денег. Но это мое, – признается Максимов-младший. – Был посредником, эксклюзивным представителем, дилером. Но никогда не получал такого удовольствия от работы, как сейчас, когда делаем реальные вещи. Их можно взять в руки, гордиться ими. Не стыдно назвать своим именем, как сделали с газопромывателем Максимова.

Источник: http://новости-россии.ru-an.info/новости/русский-предприниматель-построил-в-провинциальном-заречном-завод-и-сделал-его-известным-на-весь-мир/

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Реклама

Top.Mail.Ru
Copyright © All rights reserved | Russia-made.ru
Копирование и переработка любых материалов этого сайта для их публичного использования (размещение на других сайтах, размещение в электронных СМИ, публикации в печатных изданиях и прочее) разрешается исключительно при указании первоисточника материала и наличии в теле копируемого (перерабатываемого) текста активной ссылки на сайт Russia-made.ru. Ссылка должна быть открыта для индексации поисковыми системами.